Современный склад: тенденции и перспективы

PCWeek №29-30/2008 | Татьяна Богатова

Не так давно для университетской лекции мне пришлось формулировать совокупность критериев, свидетельствующих о зрелости той или иной научной дисциплины. Среди них были, в частности, такие: четкое определение предметной области и развитие научных исследований (в том числе формирование специальных методов и инструментария); формирование терминологии; институциональное выделение преподавания данной дисциплины; появление научной периодики; формирование профессионального сообщества — организация специализированных научных обществ, форумов (съездов, конгрессов). А приступая к подготовке данного обзора, я подумала, что эти критерии достаточно универсальны — их можно применить не только к науке, но и к другим областям человеческой деятельности. Скажем, к бизнесу или отдельным его отраслям. Особенно наглядно это можно увидеть на примере новых, недавно возникших направлений — таких, как складское дело и логистика 1.

Конечно, можно возразить, что склады существуют с незапамятных времен. Однако в качестве объекта самостоятельного бизнеса они удостоились пристального внимания совсем недавно — лишь в последнее десятилетие (речь, разумеется, идет о нашей стране). И если в развитии фундаментальных наук вышеупомянутые критерии формировались многие годы, то в стремительном современном мире (да еще и в условиях нашей экономики, старающейся догнать мировое сообщество) бизнесу на развитие новых направлений отводятся гораздо более сжатые сроки. Так происходило и в складском деле: буквально за пять-семь последних лет мы узнали о том, что услуги складов весьма востребованы и этот бизнес может быть прибыльным; освоили новые термины — логистика, ячеистый склад, паллетное хранение, зона подбора, 3PL-оператор; были свидетелями возникновения национальной и региональных логистических ассоциаций, рейтинга “Логистический оператор России” (существует с 2003 г., несколько его номинаций посвящено складским операторам); наконец, именно в этот период родилось немало новых журналов — от “Логистики” до “Складского дела”. Иными словами, к настоящему моменту можно констатировать, что данная область деятельности вполне сложилась как самостоятельный бизнес, и сегодня интересно посмотреть, как здесь обстоят дела с инструментарием, помогающим обеспечить учет и управление складским хозяйством, куда направлены основные тенденции его развития.

В нашем обзоре приняли участие эксперты, хорошо знающие данную область рынка (их перечень приведен во врезке); они не только прокомментировали обсуждавшиеся проблемы, но и привели конкретные примеры из реальных проектов.

Складской бизнес как сегмент рынка

Сегодня в России, по признанию многих специалистов, отмечается высокий спрос на складские и логистические услуги и соответственно бурное развитие этого сектора рынка: ежегодный рост, по данным DHL Russia, составляет 18—23%, а по оценкам экспертов РБК — более 30%. Склады как структурное звено транспортно-логистической цепочки в настоящее время не только активно реконструируются, но и интенсивно строятся. Так, если в начале 2006 г. количество складских помещений класса А2 было в полтора раза меньше, чем складов типа В, то к середине 2007-го картина изменилась (см. диаграмму). “По нашим данным, — отметил Андрей Ефремов, — в прошлом году общая площадь складских помещений высокого качества (класса А и В) в России составила не менее 5 млн. кв. м. На период с 2008-го по 2011-й включительно к вводу в эксплуатацию анонсировано еще порядка 9,1 млн. кв. м складских площадей. Таким образом, их общий размер к 2011 г. может превысить отметку в 14 млн. Надо обратить внимание, что эта прогнозируемая величина не включает в себя новые проекты, которые, несомненно, будут появляться на рынке”. А пока складов катастрофически не хватает даже там, где их больше всего строят, — в окрестностях обеих столиц: как заметила Наталья Дегтярева, 95% складских площадей сдается в аренду логистическим компаниям еще на стадии строительства. “Кроме того, существует ряд факторов, негативно влияющих на развитие складской инфраструктуры, — считает она. — Например, таких, как увеличение стоимости строительства, усиление контроля над оформлением разрешающей документации на строительство, снижение доступности кредитных средств для строительных фирм вследствие мирового финансового кризиса и т. д. Всё это сдерживает развитие предложения при постоянно возрастающем спросе на складские услуги, существенно продлевая стадию насыщения рынка”.

Развивается и дифференцируется пул компаний, занимающихся складским бизнесом: сегодня он включает в себя две большие группы — девелоперов и логистических (складских) операторов. Первые занимаются складами как объектами недвижимости (разработка проектов, землеотвод, строительство, оборудование и пр.), вторые (они могут быть как собственниками, так и арендаторами складских помещений) — их использованием и предоставлением складских и логистических услуг. Различаются и их клиенты: у девелоперов это логистические операторы (70%), торговые (25%) и производственные (5%) компании, у логистических провайдеров — стопроцентно торговые фирмы (крупные, средние и мелкие)3 .

Наконец, различны пути их развития и применяемые для этого инструменты. Девелоперы развивают свою деятельность экстенсивно — в основном за счет застройки всё больших территорий. Начав со столичных городов и крупных административных центров, они вслед за своими клиентами продвигаются в глубь регионов. “Пока — отметил Дмитрий Блинов, — большинство клиентов нашей компании находится в Москве и Московской области. Однако всё больше запросов на автоматизацию склада приходит из регионов (Хабаровск, Новосибирск, Калининград, Екатеринбург)”.

Что касается логистических операторов, то здесь отдача вложенных в проект инвестиций (оснащение склада, развертывание его деятельности) в существенно большей степени зависит от факторов “интенсивных” — интеллектуальных, включающих в себя рациональную организацию складского пространства, кадровые вопросы, оптимальное использование технических средств, грамотное ценообразование -- то есть всё то, что совокупно можно обозначить словами “правильное управление”. Именно поэтому для деятельности современного склада большое значение имеют ИТ-инструменты, и сегодня это уже не только (и не столько) системы учета товародвижения, но и полноценные ИС для управления всеми (или многими) аспектами складской деятельности. В результате в последнее время спрос на системы уровня WMS 4 стабильно растет. Эту тенденцию отмечали многие эксперты, и у нее имеется ряд причин. Во-первых, по мнению Ильи Лужанского, это связано с заметным улучшением социально-экономической ситуации в стране, бурным ростом потребительского рынка и, следовательно, увеличением товарооборота и грузопотока. Во-вторых, приход на российский рынок крупных мировых торговых компаний и усиление конкуренции в отрасли провоцируют постоянное повышение требований к техническому и ИТ-оснащению складских комплексов. “Появление на рынке западных логистических операторов, — пояснила Наталья Дегтярева, — неизбежно приносит и новые стандарты обслуживания: потребители всё больше внимания уделяют точности и своевременности отгрузок, обеспечению высокой оборачиваемости складских запасов, оптимальному использованию складского пространства, наличию дополнительных сервисов и т. д. Обеспечить эти стандарты без инвестиций в современную ИТ-инфраструктуру просто невозможно”.

Дмитрий Блинов, директор по информационным технологиям компании “Логистикс”

Наталья Дегтярева, руководитель отдела маркетинга компании ant Technologies

Андрей Ефремов, руководитель отдела маркетинга группы компаний “БУХта”

Андрей Краснопольский, коммерческий директор консультационной группы АТК

Илья Лужанский, бизнес-аналитик направления "Логистика" ГК Ansoft

Анна Трикина, старший бизнес-аналитик компании “Сервис Плюс Софт”

Соотношение количества складских помещений разных классов в Москве и Московской области в середине 2007 г. 

И в-третьих, по свидетельству г-на Блинова, веяния, идущие из финансовых центров (в том числе в области автоматизации складского хозяйства), активно подхватывают и региональные компании, которые также готовы вкладывать средства в повышение производительности своих активов. Интерес к программным продуктам для автоматизации складского хозяйства, представленным на российском рынке и завоевавшим на нем устойчивые позиции, растет и со стороны компаний из стран ближнего зарубежья (Казахстана, Белоруссии, Украины).

По оценкам Андрея Ефремова, не менее 20% складов в России уже функционируют под управлением современных систем, использующих технологии штрихового кодирования. Остальные пока применяют бумажные технологии. “Потенциальная емкость рынка WMS в России на сегодня (для складских площадей высокого класса) с учетом уже внедренных проектов составляет порядка 56 млн. долл.”, — считает он. Эта величина (обозначим ее V) получается следующим образом:

V = 14(S — 0,2S),

где 14 (долл. США) — приблизительная стоимость автоматизации одного квадратного метра склада в России; S — площадь складских помещений класса А и В в стране по данным на 2007 г. (5 млн. м2.); 0,2 — доля внедрений WMS (20%) Получается, что с учетом анонсированных к вводу объектов потенциальная емкость рынка составляет около 183 млн. долл.

Оценивая динамику отечественного рынка WMS, г-н Ефремов отметил, что о его насыщенности говорить пока не приходится. Однако постепенно конкуренция здесь растет, и следствием данного процесса является снижение средней по рынку стоимости проекта по внедрению WMS. Это, в частности, происходит и за счет перераспределения долей рынка между участниками в сторону решений с более экономичным бюджетом проекта. “Что же касается функциональности, то ведущие системы в этом смысле сопоставимы, так что основными инструментами конкурентной борьбы в ближайшие годы будут развитие инновационных технологий и активный маркетинг”, — предположил он.

Автоматизация складов: игроки и подходы

Совсем недавно, еще лет семь-восемь назад, приступая к автоматизации деятельности торговых и производственных компаний, ИТ-фирмы прежде всего стремились внедрить модули управления финансами и товарными запасами. И это понятно: навести порядок в движении денежных средств и материальных ценностей (сырья, продукции) требовалось в первую очередь. Тогда для этого использовали, как правило, специальные модули (подсистемы) управленческих или учетных систем. Такой подход остается в силе и сегодня, если нужно оптимизировать работу склада в компании, где нет сложных бизнес-процессов на складе, или на предприятии с невысоким товарооборотом и ограниченной номенклатурой. “В этом случае WMS будет избыточной, — считает Наталья Дегтярева, — и целесообразно рассматривать применение другого класса решений, например дополнительных модулей ERP-систем. Они способны достаточно эффективно организовать управление базовыми складскими операциями, но имеют некоторые ограничения по возможностям управления товарным запасом, по способам адаптации и настройке”. Кроме того, преимуществом такого выбора, по мнению г-на Лужанского, будет тесная интеграция складского модуля с остальными модулями корпоративной системы.

Для больших складов, распределительных центров торговых сетей и складских терминалов логистических операторов нужны специализированные WMS-решения. И здесь встает вопрос выбора ИС. На какие возможности такой системы необходимо обратить первостепенное внимание? “Вопрос о значимости тех или иных функций системы автоматизации складской деятельности не имеет однозначного ответа, — считает Анна Трикина. — Всё зависит от множества факторов: размера склада, сложности складских бизнес-процессов, типа номенклатуры, используемого оборудования, учетной системы и т. д. Хотя общие требования к системам автоматизации склада во многом схожи, но, как говорится, дьявол кроется в деталях. Для одних компаний в силу специфики хранимых товаров важно роботизировать склад, полностью исключив человека из бизнес-процессов, для других требуется онлайн-интеграция с ERP-системой, для третьих приоритетной задачей является тотальный контроль сотен неквалифицированных складских работников и централизованное планирование их действий, чтобы «ничего не напутали»”.

Сегодняшний рынок WMS-решений, как отмечают эксперты, еще не является высококонкурентным, здесь пока нет четко выраженного лидера, доли ведущих компаний соизмеримы друг с другом. Причем наряду с системами зарубежных вендоров, такими как EXceed WMS (Infor WM NG) компании Infor Global Solutions, Manhattan WMS компании Manhattan Associates, Logistic Vision Suite компании Mantis Informatics S.A. и Accellos WMS (ранее – Radio Beacon WMS) фирмы Accellos WMS, представлены и российские разработки, в частности “БУХта: Складской Комплекс” компании “БУХта” и Solvo.WMS компании “Солво”.

Так или иначе, разработчики и клиенты поняли, что WMS — это самостоятельный продукт на совершенно иной, нежели ERP-системы, платформе. “Эта платформа ориентирована на решение конкретных задач, обусловленных обработкой большого числа транзакций в режиме реального времени, — подчеркнул Дмитрий Блинов. — Этому способствуют также наличие серьезных механизмов оптимизации работы склада (что подразумевает использование аналитических инструментов системы) и возможность индивидуальной организации процессов, таких, например, как комплектация товара с учетом топологии, оснащенности самого склада, количества задействованного персонала и многих других факторов. Гибкость настройки под задачи конкретного склада и при этом высокая надежность и широкий функционал составляют очевидные преимущества самостоятельных WMS-решений перед модулями ERP-систем”.

Интересно, что гибкость настроек, адаптивность упоминалась многими экспертами как один из важнейших факторов эффективности WMS. В частности, Наталья Дегтярева как о важнейших параметрах говорила об отсутствии ограничений при создании стратегий и сценариев управления товарным запасом, об учете атрибутики запаса, входящих и исходящих потоков, о разнообразии возможностей по биллингу системных и внесистемных операций и услуг, о гибком инструментарии отчетности. Система должна либо позволять легко перенастраивать такие сценарии, либо делать это автоматически согласно заранее заданным критериям.

“Понятно, что любой пример применим в конкретной ситуации, — прокомментировал Дмитрий Блинов, — но, скажем, при дефиците мест в зоне пикинга 5 имеет смысл пустую тару собирать с заданным интервалом времени либо просто по факту освобождения определенного количества единиц, а при достаточности места самым разумным решением будет максимальная загрузка исполняющего ресурса: тогда стоит дождаться, пока число освободившихся тарных единиц достигнет заданного объема и веса. Судя по нашим проектам, в последнее время становятся актуальными дополнительные возможности, которые не относятся к обязательному функционалу WMS, но, как правило, являются востребованными: например, B2B-портал, обеспечивающий клиентам предприятия доступ через Интернет к актуальной информации по текущему состоянию заказов, или модуль управления территорией и доками для контроля движения грузовых транспортных средств вокруг складского комплекса и управления процессом выбора доков”.

Кроме того, при выборе системы управления складом помимо общих требований к решениям уровня WMS необходимо учитывать и конкретные особенности деятельности складского комплекса. “В зависимости от характера хранимых на складе грузов, будь то пищевые продукты, бытовая техника или сложные металлоконструкции, к WMS-решениям предъявляются весьма разнообразные, во многом специфичные требования, — подчеркнул Андрей Ефремов. — Большинство экспертов сходятся во мнении, что не существует систем, оптимально работающих как со штучным, так и с весовым товаром. То же самое можно сказать и о видах продукции: они в не меньшей степени формируют свои требования к системе. Там, где речь идет о весовой пищевой продукции, подвергающейся заморозке, скорее всего стоит говорить о проблеме точного учета веса и о соблюдении правил хранения, а также правил оформления документации. Если же приходится иметь дело с молочной или алкогольной продукцией, то мы сосредотачиваемся на вопросах сертификации, контроля сопроводительных документов и подбора товара. Для склада крупного производственного предприятия важна будет функция интеграции с промышленным оборудованием. Для фармацевтической фирмы дополнительно к стандартным понадобятся такие возможности, как режим карантинного хранения, контроль сопроводительной документации, первого вскрытия, работа с полочными местами хранения. Этот список можно продолжить”.

К чему стремиться?

К настоящему времени ИТ-компании, специализирующиеся на автоматизации складов, уже накопили опыт внедрения и портфолио успешных проектов. Примеры таких решений дают достаточное представление о том, к чему нужно стремиться. Один из них, из практики компании ant Technologies (см. табл. 1), свидетельствует о результатах внедрения системы управления складом Logistic Vision Suite на складе международного логистического оператора ABX Logistics. “Применение этой WMS позволило существенно улучшить обслуживание клиентов прежде всего благодаря тому, что теперь исключены ситуации отгрузки заказа в неполной комплектации, соответственно у нас нет затрат на допоставку товаров заказчику или возврат заказов, — прокомментировала Наталья Дегтярева. — Принцип адресного хранения позволил повысить точность данных о количестве и размещении товаров на складе до отметки 99,9%; обеспечивается полный контроль над товародвижением. За счет автоматического приема заявок и создания “актива” заданий, которые простым нажатием кнопки активации оператор мгновенно переправляет на радиотерминал кладовщика, многократно повысилась производительность склада, т. е. увеличился товарооборот. Правильные стратегии размещения грузов и процедуры уплотнения и использования ячеек с разной высотой значительно оптимизировали эксплуатацию складских площадей: фактически увеличилась вместимость склада. Кроме того, внедрение WMS, интегрированной с корпоративной системой, повысило оперативность обмена данными между всеми участниками складского процесса, обеспечило доступ к информации в режиме реального времени, что, в свою очередь, дало возможность анализа и расчета рентабельности и оптимизации всех процессов, происходящих на складе. Например, в результате анализа работы техники был выработан новый принцип последовательного применения, который позволил при интенсификации движения и увеличении объемов товара не увеличивать количество используемой техники”.

О примерах автоматизации дистрибьюторского и производственного складов рассказал Андрей Ефремов. Первый принадлежал крупной компании, работающей в различных направлениях и специализирующейся на оптовой торговле и дистрибуции широкого ассортимента продуктов питания, алкогольных напитков и сопутствующих товаров. Отапливаемый склад класса B общей площадью около 5000 кв. м кроме теплого помещения включал еще средне- и низкотемпературные камеры (соответственно +5 и -18 оС. После внедрения WMS “БУХта: Складской комплекс” склад перешел на серийный учет товара, позволяющий контролировать сроки годности. Появилась возможность проводить инвентаризацию без остановки деятельности компании. Важным преимуществом работы с использованием новой системы стало то, что существенно снизились требования к квалификации складских работников, что, в свою очередь, отразилось на затратах. Увеличилась производительность труда, количество складского персонала сократилось на 30%. По данным компании, точность учета после внедрения повысилась до 100%, что особенно важно для товаров с небольшим сроком хранения. Автоматизация коснулась и отдела сертификации — теперь список на подбор комплекта документов автоматически выдается при формировании задачи на комплектацию заказа, тогда как раньше данный список появлялся постфактум и возникали временные задержки.

Производственный склад представлял собой помещение площадью около 3000 кв. м, предназначенное для хранения сырья и комплектующих для остекления фасадов зданий. Здесь хранилось порядка трех тысяч наименований продукции. В основной своей массе это алюминиевый профиль длиной около 6 м и комплектующие для его соединения. Особенности склада определяются хранимым товаром. Профиль, окрашенный в разные цвета, представляет собой разные номенклатурные позиции, причем покрашен он может быть с двух сторон — внутренней и наружной. Так как цветовых оттенков огромное количество, то при обычном складском освещении существенно затруднена их правильная идентификация. “В результате внедрения WMS “БУХта: Складской комплекс” была решена задача экономии материалов, — рассказал Андрей Ефремов. — Любая требуемая конструкция в производстве собирается из набора необходимых фрагментов заранее определенной длины. Когда весь товар промаркирован и в системе хранится информация о складских остатках и их параметрах, то сама ИС позволяет подбирать нужные позиции под конкретный заказ таким образом, чтобы минимизировать отходы. Благодаря тому, что мы точно знаем местоположение каждой единицы продукции, удалось рациональнее использовать высоту складского помещения. Раньше, когда при подборе заказа обязательно нужно было видеть все его составляющие, высота стеллажей не превышала 2 м. Теперь на складе установлены восьмиметровые стеллажные конструкции и обслуживание грузов там осуществляется кран-балкой. Таким образом, емкость склада возросла более чем на 700 куб. м на той же площади хранения, т. е. приблизительно в четыре раза”.

О результатах внедрения ИС AVARDA.WMS в распределительном центре одного из ведущих российских поставщиков канцелярских товаров и товаров для офиса рассказал Илья Лужанский: “Важно, что удалось существенно увеличить скорость и эффективность обработки заказов: время их комплектации сократилось вдвое при одновременном увеличении объемов отгрузок в полтора раза. За счет рациональной организации товарных потоков (максимально короткими непересекающимися путями) пропускная способность склада выросла на 270%. Ряд специальных мер (создание нескольких зон хранения, использование системы адресного хранения, введение зоны дорогостоящей продукции, регламентация документооборота) позволил повысить сохранность товара”.

Существенными для проектов внедрения WMS являются и происходящие при этом изменения бизнес-процессов, направленные на оптимизацию всей технологии складской работы. И эффективность внедрения помимо функционала WMS определяется готовностью заказчика к таким изменениям. Если рассчитывать экономический эффект от использования таких ИС, то для объективности необходимо учесть не только количество, но и качество операций. “Скажем, норма в 10 000 операций в смену может не измениться с точки зрения количества, — привел пример Дмитрий Блинов. — Это так и будет 10 000 операций, но если до внедрения WMS мы имели 10% ошибок, а после — всего 0,02%, то такой скачок серьезно улучшит работу склада. Кроме того, обычно с внедрением WMS появляются и новые процессы – например, контроль и переупаковка, что нередко “забывается” в общем расчете. Наш опыт показывает, что совокупное увеличение производительности склада на 30—40% с повышением точности данных до 99,98% (что равно 0,02% допущенных ошибок) является вполне адекватной нормой. Есть, правда, и исключения. При этом важно помнить, что экономический эффект измеряется сокращением издержек, связанных с неэффективными использованием имеющихся мощностей и стихийными процессами грузообработки. К примеру, у одного из клиентов после запуска системы было высвобождено 30% ячеек зоны полочного набора только по факту применения механизма динамического размещения: система просто начала использовать те места, которые раньше были закреплены за вышедшим из оборота товаром, но не использовались кладовщиками по принципу “а вдруг придет”. Точно так же на высотных стеллажных складах весьма сложно визуально искать пустые места, а система имеет четкое представление об их местоположении. Стандартно на полностью забитом, по словам кладовщиков, складе в 4000 паллето-мест “отыскивается” порядка одной-двух сотен свободных мест хранения, расположенных преимущественно в конце каждого ряда”.

Если просуммировать сказанное экспертами, то можно выделить несколько основных направлений, оптимизировать которые удается с помощью WMS. Во-первых, это снижение трудовых затрат на грузопереработку (максимальное упрощение деятельности работников склада позволяет использовать менее квалифицированных и, следовательно, более низкооплачиваемых рабочих; персонал становится взаимозаменяемым, а его загруженность — более рациональной). Во-вторых, оптимизация технологических процессов сбора и отгрузки заказов. Выше уже говорилось о возможности реализации в ИС различных стратегий и сценариев работы (в частности, г-н Блинов упоминала о разных сценариях в случаях достаточности и нехватки площадей в зоне подбора заказов). Сюда же следует отнести и оптимизацию загруженности персонала с помощью правильно выстроенного управления и соответствующих технических средств (радиотерминалов, автопогрузчиков и пр.). В-третьих, WMS позволяет осуществить так называемый принцип динамического размещения. Он состоит в размещении товара на местах, наиболее подходящих для данного его вида в данный момент времени в зависимости от ряда показателей (в том числе интенсивности отгрузок, удобства расположения, сроков хранения, весогабаритных характеристик товара и пр.). По мнению Дмитрия Забарова (TopS BI), это означает, что в случае изменения перечисленных выше показателей новая партия товара размещается на новом месте, а занятые ранее места освобождаются в первую очередь. Отпадает необходимость в ручной привязке товара к определенным складским местам, вместо этого правилами размещения управляют бизнес-технологи склада. “Необходимо отметить, что данный принцип не одинаково удачно реализуется в различных WMS, — считает г-н Забаров, — и это налагает повышенные требования на специалистов, отвечающих за выбор WMS. Однако в процессе внедрения на первое место встает вопрос оптимизации технологических процессов склада, ведь именно за счет такой оптимизации и достигается максимальный эффект. WMS в данном случае выступает лишь как инструмент реализации оптимальных схем складской грузопереработки. Инструмент мощный, гибкий, однако мало что решающий из поставленных задач в том случае, если он поддерживает не вполне удачно реализованные процессы” 6.

Тенденции и перспективы

Новые потребности, продукты и тенденции, появившиеся на отечественном рынке в последние два-три года, тесно связаны с упомянутыми выше направлениями применения WMS. Так, понимая значение бизнес-процессов, заложенных в основу функционирования современного склада и его автоматизации, многие компании привлекают к внедрению ИС не только разработчиков или системных интеграторов, но и соответствующих бизнес-консультантов. Дмитрий Блинов констатировал изменение подхода к выбору продукта: “Сегодня появилось больше специалистов, знакомых с такими ИС. Соответственно, привлекая подобных сотрудников к выбору системы, заказчик выдвигает больше требований к ее возможностям, лучше понимает собственные потребности и имеет представление, что он ожидает увидеть в предлагаемом решении. Присутствие внешнего специалиста по складской логистике со стороны поставщика WMS во время составления технического задания и в период внедрения расценивается клиентом как серьезный показатель качества организации этого непростого этапа для любого складского комплекса. Данный принцип стал основополагающим и при внедрении системы LEAD WMS, поскольку позволяет гарантировать, что в итоге вы получите объективные положительные результаты”.

В компании ant Technologies для той же цели недавно создано подразделение бизнес-технологий, которое, по словам Натальи Дегтяревой, уже на начальной стадии проекта глубоко вникает в потребности бизнеса заказчика, после чего разрабатывает способы решения поставленных задач и достижения целей. Затем в работу вступают отделы консалтинга, исследований и разработок, которые реализуют стратегии и сценарии, выстроенные на предыдущем этапе.

Специальную — инновационную — стратегию внедрения WMS под названием “АйТи Аутсорсинг” предлагает компания “БУХта”: в рамках этой стратегии заказчики получают возможность быстро выйти на рынок складских услуг в формате 3PL-оператора (коммерческого склада) и уже через один-два месяца начать оказывать услуги ответственного хранения на своем складе. “Эта технология внедрения была успешно реализована, в частности, при автоматизации крупного петербургского склада ответственного хранения, — пояснил Андрей Ефремов. — В результате инсталляция WMS на складе площадью 10 000 кв. м была проведена за два месяца”.

Помимо бизнес-технологий в последние год-два на отечественном рынке обозначились и технические новинки, представляющие интерес для нашего сегмента.

Интеграция с другими ИС. Это не новое направление, однако на современном этапе оно в ряде случаев приобретает интересные перспективы. Разумеется, складские ИС должны взаимодействовать с корпоративными (ERP) и бухгалтерскими (учетными) системами. Как правило, WMS-решения предполагают такую интеграцию. Некоторые разработчики даже предусматривают для этой цели специальные инструменты. “В нашем решении LEAD WMS предусмотрен специализированный модуль по интеграции с внешними системами, — привел пример Дмитрий Блинов. — Он позволяет (при условии, что в корпоративной системе есть модуль обмена данными с поддержкой внешнего источника) существенно сократить или вообще устранить работы по программированию. Функционирование данного модуля было неоднократно протестировано на различных предприятиях с такими корпоративными системами, как “1С:Предприятие 7.0, 7.7, 8.0”, SAP R/3, Axapta и многие другие”.

Однако в последнее время наметились и другие интеграционные потребности. Так, г-н Блинов отметил, что от клиентов стали поступать запросы на консолидированные решения для торговых предприятий, оказывающих также услуги ответственного хранения. Это связано со стремлением компаний к диверсификации и оптимизации бизнеса, что дает им дополнительные возможности для получения стабильного дохода.

Есть интерес и к интеграции WMS в более крупные комплексы, обеспечивающие деятельность в рамках цепочек поставок. “Мы отмечаем возрастающую популярность комплексных услуг, включающих как перевозку, так и хранение грузов, — констатировал Андрей Краснопольский. — Чтобы удовлетворить потребности клиентов, относящихся к транспортно-экспедиционной отрасли бизнеса, мы разработали новое решение АТК Cargo 4.0, в котором предусмотрен модуль интеграции с системами управления сладами, помогающий более эффективно решать задачи управления грузовыми потоками”.

RFID-технологии позволяют поднять общий уровень автоматизации и увеличить скорость выполнения операций на складе. Как пояснил Андрей Ефремов, если при использовании технологии штрихкодирования для ввода и считывания текущих данных нужен кладовщик с мобильным терминалом, то при полном переходе к RFID участие человека значительно уменьшается. Система берет на себя часть механических операций (ввод и считывание данных) и большинство аналитических функций (кладовщик на складе перемещает товары, руководствуясь указаниями системы, а считывание происходит автоматически при проходе груза через ворота считывателя RFID-сигнала — система при этом самостоятельно регистрирует данные). По признанию Ильи Лужанского, интерес клиентов к решениям на основе RFID в последнее время становится всё ощутимее, однако высокая стоимость во многом сдерживает их активное повсеместное распространение.

Роботизированные склады. В последние год-два на рынке складской и логистической деятельности, в основном у крупных заказчиков, появляется интерес к складам-автоматам, а следовательно, и к WMS-решениям, поддерживающим данное оборудование. На таких складах подавляющее большинство операций выполняется с минимальным участием человека либо вообще без него. “В странах ЕС подобный подход уже стал нормой, — отметила Анна Трикина, — в то время как в России из-за дешевизны рабочей силы он долго оставался невостребованным. Однако в последнее время инвестиции в роботизированные склады становятся всё более оправданными, особенно для отраслей, в которых влияние человеческого фактора наиболее критично: это хранение вредной либо дорогостоящей продукции, товаров с ограниченным сроком годности, зоны глубокой заморозки, фармацевтика и т. п., то есть те области, где цена человеческой ошибки особенно велика. Наша компания уже ведет проекты подобного уровня в партнерстве с одним из мировых лидеров в данной области швейцарской фирмой SwissLog”.

О подобных разработках рассказал и генеральный директор компании “Фолио” Евгений Валкин: “В настоящий время мы заканчиваем разработку программной части (совместно с российской фирмой — разработчиком аппаратной части) проекта роботизированного тиражного склада, гораздо более конкурентоспособного по ценовому критерию в сравнении с западными аналогами. Склад полностью автоматический с коробочным хранением (разные размеры). Задание дается непосредственно на основе документа, выписываемого менеджером. Дальше происходит транспортировка коробки на нужное место или снятие-перемещение к окну выгрузки. Склад рассчитан на такие сегменты, как автозапчасти, архивы, микроэлементы, и многие другие”.

Использование светоиндикации. Система безбумажного отбора Pick to light базируется на оборудовании европейского производителя Pick to light Systems и призвана повысить эффективность логистических процессов на складских комплексах и в дистрибьюторских центрах любых типов, а также на производственных линиях сборки. У западных логистов такие решения чрезвычайно популярны в парфюмерно-косметической отрасли, фармацевтике, электронике, сбыте запасных частей и т. д. Они базируются на цифровой системе отбора, которая позволяет электронным способом контролировать все передвижения товаров на складе. Ее главные составляющие — световые модули: они размещаются возле каждой ячейки хранения, интегрируются с WMS-системой и управляют работой сборщиков, назначая конкретные задания по операциям (например, указывают место товара и необходимое его количество). В России одной из первых эту технологию в конце 2007 г. освоила компания ant Technologies, предложив модель работы склада с мелким высокооборачиваемым товаром и интенсивными отгрузками с помощью систем светоиндикации Pick to Light.

Голосовые технологии. Все ощутимее становится в России и интерес к распространенной на Западе технологии голосовой работы (Pick-by-Voice), когда общение между сотрудником и WMS происходит посредством голосовых сообщений. Таким образом система выдает задания, а сотрудник подтверждает их выполнение. Пока, по мнению Андрея Ефремова, существуют технические ограничения, не позволяющие в полной мере использовать технологию Pick-by-Voice в России. Основная трудность — сложность локализации, т. е. обеспечения способности системы с приемлемой точностью распознавать русский язык. Однако такие работы уже идут: решение с “голосовым управлением” (Voice Direct) готовят к выходу на рынок в компании ant Technologies: “Мы полагаем, что оно позволит российским компаниям повысить производительность работы своих складов на 20—30% по сравнению с классическим сканированием”, — считает Наталья Дегтярева.

Подводим итог

Что сказать в заключение? Совершенно очевидно, что отрасль на подъеме: здесь, как и в любой точке интенсивного роста, следует ожидать интересных нетривиальных решений и инновационных технологий. Наша страна, догоняя Запад, в целом оказалась в выигрышном положении — она может опираться на уже достигнутый за рубежом уровень, не проходя того тернистого пути, которым уже прошли западные коллеги. Надо с толком использовать это преимущество.

Полнофункциональная WMS: базовые функции

  • управление процессами приемки товара, в том числе некондиционного и из обратного потока (возвраты);
  • поддержка функции кросс-докинга (кросс-докинг — приемка и отправка товара напрямую внутри склада фактически без его размещения в зоне хранения с использованием перегрузочных комплектующих платформ);
  • управление процессом динамического использования мест хранения и переопределения правил хранения товара с учетом изменяющейся ситуации (сезонность, усложнение правил товарного соседства и др.);
  • поддержка различных методов хранения (стеллаж, штабель, полки, консоль и пр.) с учетом характерных для каждого метода ограничений и возможностей;
  • ведение партионного учета в ракурсе имеющихся операций с полным отслеживанием истории каждой партии от момента поставки до выбытия со склада или списания;
  • учет товаров на уровне упаковок и поддержка процесса переупаковки;
  • механизмы многоуровневого резервирования с учетом сегментирования запаса по условиям и параметрам поставки;
  • возможность работы с альтернативными материалами, когда один товар может быть заменен другим;
  • отдельно реализованные процессы подбора (пикинга), комплектации заказов и их контроля с возможностью гибкого комбинирования для выстраивания оптимального технологического процесса;
  • автоматическое пополнение зоны набора с поддержкой как упреждающего режима, так и “по требованию” при нехватке товара в зоне набора; vуправление процессом идентификации, сборки брака, его сортировки на складе с возможностью возврата по определенной категории уценки, а также подготовки к отправке на утилизацию;
  • управление процессом набора освободившейся тары, ее хранения и передачи на различные операции;
  • возможность объединения заказов в группы, поддержка ведения маршрутов и определение порядка отгрузки заказов клиентам и их погрузки в транспортные средства;
  • поддержка процессов плановой и текущей инвентаризации;
  • возможность регистрации возникших проблем при выполнении заданий и обратная связь с процессами — инициаторами заданий;
  • учет возможностей техники и сотрудников при выдаче заданий;
  • постоянный анализ текущей ситуации для оптимального распределения ресурсов;
  • наличие конструктора отчетов с возможностью оформления необходимых документов и печати основных отчетных форм;
  • гибкая настройка для соответствия заданной целевой функции работы склада;
  • наличие модуля диспетчеризации задач, который в реальном времени может оценивать ситуацию и обеспечивать корректную обратную связь с текущими процессами.

Источник: компания “Логистикс”.

Таблица 1. Результаты автоматизации склада (на примере внедрения системы управления складом Logistic Vision Suite в складском комплексе международного логистического оператора ABX Logistics)

Показатели работы склада До внедрения WMS После внедрения WMS

Объем хранимого товара, число паллет

2500

4000

Ежедневный объем сборных заказов, штук заказов

30 (100-150 паллет)

70

Штат рабочих, чел.

32

12

Режим работы

Круглосуточный посменный, без выходных

Двухсменный, с 8.00 до 20.00

Качество услуг

Постоянные жалобы клиентов на пересортицу, недогрузку, задержку машин при загрузке/разгрузке

Жалобы прекратились

Выставление счетов

Постоянные задержки

Регулярное, с детальной калькуляцией по каждой операции

Финансовые претензии

Постоянные (по ненайденным товарам)

Претензий нет, клиент получает ежедневный отчет по остаткам и движению товара

Источник: ant Technologies.

1 Соотношение между этими областями эксперты трактуют следующим образом, подразделяя рынок логистических услуг на три сектора: сектор перевозок и экспедирования грузов различными видами транспорта; сектор складских услуг; сектор услуг по интеграции и управлению цепями поставок. Понятно, что отнесение компании к одной из этих групп зачастую бывают весьма условным.

2 Складские помещения в зависимости от качества делятся по типам А, В, С и D. К самой востребованной на рынке категории А относят только вновь построенные объекты, соответствующие мировым стандартам; категория В предполагает как новое строительство, так и высококачественную реконструкцию; склады типа С и D — это, как правило, ангары, пустующие цеха и прочие помещения, приспособленные под складские цели.

3 По данным КИА-центра.

4 Warehouse Management Systems, WMS — системы управления складом.

5 Зона пикинга — зона подбора заказа.

6 Сосенко А., Забаров Д. WMS как инструмент повышения эффективности складской логистики //CIO. 2005. № 10.



Версия для печати
свяжитесь с нами: +7 (495) 785 72 28