От Китая до России (о проекте в High Tech Logistic)

Директор информационной службы №8/2008

В организации компании High Tech Logistic принимали участие сотрудники, которые уже обладали солидным опытом работы в логистическом бизнесе, это позволило уже с первых шагов принимать правильные решения, в частностивыстроить бизнес одновременно с внедрением системы управления складом

Константин Поляков

Благодаря своему географическому положению и относительно небольшой плотности населения Казахстан играет роль буферной зоны между странами Юго-Восточной Азии и Россией. Имея протяженные границы с Китаем и Россией и достаточно стабильное состояние экономики, Казахстан может обеспечить сухопутное движение товаров между этими двумя крупнейшими державами, предоставляя обеим логистические услуги класса 3PL, то есть не только транспортировку и хранение, но также дополнительные услуги, создающие добавленную стоимость, например, фасовку и упаковку.

Пока на территории этой страны не много компаний, которые могли бы выступать серьезными партнерами -- логистический бизнес в Казахстане сейчас находится в стадии становления.

Логистика и строительство

Компания High Tech Logistic (HTL) начала свою операционную деятельность относительно недавно – в 2005 году. По словам Али Бутаева, директора по ИТ компании HTL, это был первый опыт предоставления услуг такого класса в Казахстане. В стране, конечно, существовали складские комплексы, но они были плохо оборудованы и не объединялись общей логистической структурой, да и соответствующих специалистов не было.

Логистический бизнес HTL развивается параллельно со строительным (девелоперским) бизнесом, другими словами, развитие логистической структуры идет за счет строительства собственных складских комплексов, которое осуществляет второй участник общей холдинговой структуры – компания Invest Capital Realty. В этом специфика Казахстана: логистический рынок здесь развит слабо, компаний, готовых взять на себя управление складом, немного, и строительные компании не берутся за возведение складских помещений, если не нет конкретного бизнес-проекта их использования. Кроме того, в стране проживает примерно 15 млн. человек (меньше, чем в Москве и Московской области), соответственно, масштабы бизнеса здесь значительно меньше. В то же время в Москве и Московской области аналогичное строительство ведется впрок, поскольку площадей не хватает, объемы торговых операций велики, и хорошо оборудованный склад наверняка будет сдан в аренду.

Что касается услуг, предоставляемых HTL, то их ассортимент стремительно растет. Бутаев вспоминает, что, когда он пришел в компанию в 2006 году, в наличии имелись практически только палетный вход и палетный выход, то есть ответственное хранение в чистом виде. Сейчас комплекс услуг весьма разнообразен.

Изменились и характеристики хранимых товаров. Если раньше на склад в основном поступали товары в более или менее стандартных коробках, то сейчас поступает много негабаритного товара (например, медикаменты, одежда, строительные материалы). В свою очередь отгрузка стала существенно более сложной. Отгружаемые заказы, как правило, не кратны поступившим единицам хранения (вплоть до того, что нередко приходится отмерять определенное количество метров, килограммов, штук). Появилось много товаров, требующих определенного температурного режима хранения.

Предоставляется много услуг, связанных с фасовкой и переупаковкой товаров. Фасуются, например, комплекты из нескольких бутылок прохладительных напитков или подарочные наборы, содержащие несколько видов парфюмерных товаров. Аналогичные заказы поступаютна фармацевтические товары.

Много работы связано со стикеровкой товаров. Согласно законодательству Казахстана любой товар должен иметь этикетку на национальном языке (в России действуют аналогичные правила). Поступающий товар далеко не всегда соответствует этому требованию, и соответствующие этикетки необходимо клеить, а иногда даже самостоятельно распечатывать.

HTL предоставляет своим клиентам также транспортные услуги, доставляя товары силами транспортного подрядчика в нужное место в нужное время в нужном количестве. В планы компании входит формирование своего транспортного подразделения. Все прочие услуги компания предоставляет своими силами, не прибегая к аутсорсингу.

В целом, по мнению Бутаева, логистика – лишь часть комплекса услуг, который хочет получить клиент логистического оператора. Стратегия компании подразумевает развертывание индустриально-логистических парков в трех крупнейших городах Казахстана (Алма-Ате, Астане, Актюбинске), а также за его пределами (в России и Китае). Парк в Алма-Ате уже запущен в промышленную эксплуатацию, в Астане и Актюбинске пока только ведутся земельные работы.

Парк DAMU-Almaty занимает 210 гектаров земли в 10 км от Алма-Аты, на которых имеется развитая система коммуникаций – автомобильные дороги и 15-километровая железнодорожная ветка. Сюда подведены газ, канализация и электричество. Имеется развитая ИТ-инфраструктура. На 50 гектарах парка расположены логистический блок компании HTL, контейнерная площадка, терминал для таможенной очистки. Остальная территория предоставлена в аренду или для выкупа клиентам, которые могут здесь развивать свой бизнес.

Ряд крупных компаний уже приступили к работе на территории парка, например, компания Scania планирует развернуть здесь свой сервисный центр. Компании, пришедшие в парк, не обязательно должны являться клиентами логистического оператора. Таким образом исключается их зависимость от ближайшего окружения.

Идея индустриально-логистических парков, по словам Бутаева, позаимствована компанией из практики европейского бизнеса. В российском и казахском бизнесе это первый опыт. В планах компании – выйти на российский рынок с концепцией индустриально-логистических парков. Соответствующее тройственное соглашение подписано между компанией Amanat Invest Group (головной структурой холдинга), губернатором Тульской области и Евразийским банком развития. Это соответствует стратегической цели HTL обеспечить устойчивую логистическую поддержку грузопотоков между Россией и Китаем сухопутным путем через территорию Казахстана, что сократит время доставки грузов из Китая в Россию почти в четыре раза по сравнению с существующим водным путем. На границе с Китаем основной проблемой, по словам Бутаева, является несоответствие стандартов железнодорожного полотна Китая и Казахстана, необходимо организовывать перегрузку вагонов.

Подразделение Бутаева принимает активное участие в поддержке ИТ-инфраструктуры парка. «Мои функциональные обязанности не ограничиваются только логистическим бизнесом, ИТ-поддержка оказывается всем структурам холдинга», – поясняет он.

Складское хозяйство

В настоящее время HTL имеет два законченных складских комплекса в Алма-Ате. Один – высотный склад на 30 тыс. палето-мест, запущенный в эксплуатацию в январе 2007 года. Вторая группа складских комплексов находится на территории индустриально-логистического парка и занимает 110 тыс. кв. м. Парк расположен на пересечении двух оживленных трасс, где планируется построить большую Алма-Атинскую кольцевую автодорогу (БАКАД). Складской комплекс состоит из пяти блоков разной площади, из них в настоящий момент работают три, причем они уже полностью заполнены. Через пару месяцев будет закончено оборудование и отделка еще двух блоков. Этот склад не является высотным (высота склада – около 10 м) из-за постоянной сейсмической опасности. В остальном структура складов достаточно традиционна: стеллажная система, мелкие ячейки, зоны погрузки и разгрузки, а также зоны манипуляций для упаковочных работ, переборки брака и стикеровки.

В организации компании в 2005 году принимали участие сотрудники, которые уже обладали солидным опытом работы в этом бизнесе, это позволило уже с первых шагов принимать правильные решения, в частности, о выстраивании бизнеса совместно с внедрением системы управления складом (Warehouse Management System, WMS). Партнер по внедрению – компания ant Technologies – выступила в качестве проектировщика всех основных бизнес-процессов. С выбранной системой – продуктом Logistic Vision Suite греческой компании Mantis Informatics, работающим на основе Microsoft SQL Server, Бутаев ранее не сталкивался, но, придя в компанию, остался ею доволен. По его словам, в ней имелся ряд функций, отсутствовавших в WMS, с которыми ему приходилось работать ранее. Однако, по словам Бутаева, WMS такого класса (среди них EXceed и Manhattan) мало отличаются друг от друга функционально, так как сам логистический бизнес очень хорошо стандартизован. Различия имеются в интерфейсах и способах реализации функционала. Бухгалтерский учет автоматизирован на основе решений фирмы «1С», правда, интеграция с WMS пока отсутствует (работа в этом направлении сейчас ведется), поэтому пока данные передаются в бухгалтерию вручную, там осуществляется их повторный ввод.

Бутаев считает, что очень важной характеристикой WMS, как и любой другой информационной системы, является простота получения обновлений. Для многих WMS это проблема. Клиентам предлагается коробочное решение, которое может быть доработано до потребностей клиента за дополнительную плату, однако в этом случае клиент лишается возможности получать обновления, поскольку они выпускаются для коробочных версий. Другой важной характеристикой являются требования к ресурсам. Как правило, все WMS-решения очень ресурсоемки. Немаловажную роль, с его точки зрения, играет также отсутствие языкового барьера между пользователями и организацией, осуществляющей поддержку системы.

Необходимая составляющая функционала WMS – наличие графического инструмента проектирования бизнес-процессов. Результатом работы являются, в частности, «заготовки» новых функциональных модулей, которые после некоторой доработки могут быть встроены в систему. Это позволяет быстро модернизировать бизнес-логику, заложенную в информационную систему. Правда, Бутаев использует эти возможности своей WMS, только если имеются очень серьезные основания, поскольку считает, что полностью функционирование системы понимают только разработчики и специалисты поддержки. В случае необходимости серьезных модификаций он использует аутсорсинг.

Бутаев отмечает, что очень важной составляющей WMS является алгоритмическая составляющая, поскольку значительная часть ее функционала связана с оптимизацией размещения товаров на складе и других составных действий. Первые версии системы заметно «тормозили» при решении подобных задач, но в последних версиях негативные эффекты исчезли. Бутаев отмечает, что при внесении в систему изменений в виде дополнительных модулей, а также после получения обновления необходимо тестировать продукт на отдельно стоящем выделенном сервере с копией реальной базы данных. Очень удобно проводить на таком сервере обучение новых сотрудников – как правило, всегда обнаруживаются ошибки, которые требуют устранения.

ИТ-поддержка складских процессов

Существует ряд ключевых операций, которые определяют производительность склада – это прием и размещение товара в ячейке, выбор и перемещение определенной в заказе палеты к определенным воротам склада и т.д. Именно скорость их выполнения фиксируется и анализируется в первую очередь. Она определяет скорость выполнения прочих операций. Своими силами была написана специальная программа, которая позволяет получить отчеты об этих операциях в различных разрезах, например, скорость работы водителей штабелеров в час, в смену, за месяц. Данные для отчетов программа получает из WMS. Все операции на складе осуществляются с использованием беспроводных сканеров штриховых кодов.

Рассмотрим, как выполняется работа, на примере приема товаров компании Adidas, с которой HTL работает с февраля 2008 года. Ассортимент компании очень широк – от носков до «доспехов» вратарей. Из электронной системы клиента в информационную систему HTL направляется электронный документ, содержащий информацию об ожидаемом приходе, в частности номера коробок. Каждая коробка с товаром имеет уникальный номер, который сохраняется в системе. При поступлении товара на склад сотрудник, производящий приемку, сканирует индивидуальные номера коробок, после этого коробка может быть помещена в зону хранения. После регистрации последнего номера в электронной накладной в системе проставляется признак «принято» и можно готовить печатный документ о приеме на ответственное хранение определенного товара. Также клиенту автоматически отправляется электронный документ о фактически принятом товаре. После этого у него он становится доступным для заказа.

Далее от клиента в электронном виде поступает заказ на отгрузку. WMS на основании этих данных и данных о размещении товаров на складе готовит задание сотрудникам. Задания рассылаются системой на радиотерминалы. После получения задания на экран терминала сотрудник перемещается к указанной ячейке, сканирует ее штриховой код и отбирает нужное количество товара, сканируя результаты отбора. Операция повторяется необходимое число раз. Подобранный товар поступает в зону упаковки, где в соответствии с заказом извлекается из отобранной «кучи» и пакуется. Каждый предмет перед укладкой в коробку сканируется. По заполнении коробки печатается упаковочный лист и транспортная этикетка. Коробка запечатывается и поступает в зону отгрузки. Клиенту автоматически отправляется информация о собранном и готовом к отгрузке товаре. Перед погрузкой кладовщик сканирует коробки, подтверждая тем самым, что он погрузил их в транспортное средство. После загрузки последней коробки печатаются транспортные документы, а клиенту автоматически отправляется отчет в электронном виде.

В отношении маркировки товара компания Adidas очень аккуратна, и при работе легко опираться на ИТ. Существуют, однако, клиенты, при работе с которыми необходимо использовать бумажные PIC-листы (так называемые заборные листы), так как штриховые коды часто не идентифицируются. Справедливости ради следует отметить, что ряд проблем возникал и с компанией Adidas. Известные трудности создавало огромное количество штриховых кодов ее продукции. Кроме того, в августе 2005 года Adidas-Salomon приобрела компанию Reebok International, и на сегодняшний день все еще существуют различия в штриховом кодировании продукции, из-за чего усложняется распознавание штриховых кодов.


Портрет ИТ-директора

В компании Али Бутаев подчиняется непосредственно исполнительному директору. Существует два основных направления работы его подразделения: поддержка бизнеса (этим занимается отдел бизнес-приложений) и поддержка офисных пользователей, в частности Service Desk (она возложена на отдел технической поддержки).

В составе подразделения формируется еще одна структура – отдел технологий. В круг его задач будет входить проектирование и модернизация основных бизнес-процессов. Это объясняется спецификой хозяйственной деятельности логистического оператора. Коммерческий отдел находит клиентов и путем переговоров определяет параметры договорных отношений. Далее с клиентом необходимо выстраивать основные бизнес-процессы, реализация которых, как правило, предполагает активное ИТ-взаимодействие, в частности формирование электронного документооборота. Возникающие проблемы требуют немедленного решения, поэтому важно, чтобы проектирование и ИТ-поддержка процессов находились в одних руках. Бутаев считает, что это правильно, поскольку в деятельности современного логистического оператора информационные технологии играют базовую роль, без них невозможно предоставлятьуслуги достаточно высокого класса, поэтому ИТ-руководитель должен разбираться в тонкостях бизнеса не хуже, а то и лучше, чем функциональные руководители.

В ряде случаев ИТ-подразделение должно выступать локомотивом производственного процесса, навязывая функциональным подразделениям, в данном случае складу, правильные бизнес-процессы, учитывающие все особенности бизнеса клиента и возможности WMS. Бутаев вспоминает, что в его практике был случай, когда из-за невовлеченности ИТ в разработку бизнес-процессов с клиентом контракт оказался на грани срыва, поскольку информационная система не позволяла сохранить один из ключевых для клиента параметров требуемой длины.

При необходимости организовать ИТ-поддержку бизнеса Бутаев предпочтет купить решение у вендора, если бизнес-процесс достаточно велик. Если же решается небольшая, локальная задача, то сотрудники отдела бизнес-приложений в состоянии написать необходимое приложение, хотя и не позиционируют себя как профессиональных разработчиков. Примером служит программа анализа трудоемкости основных складских операций, о которой идет речь в статье.

В HTL пока не практикуется использовать соглашение об уровне обслуживания (Service Level Agreement, SLA), но Бутаев считает, что оно необходимо и стремится к его формированию. Он считает, что «SLA дисциплинирует как бизнес, так и ИТ. Раздутые штаты ИТ-департаментов, проблемы с бюджетом, частые обращения за поддержкой в ИТ-департамент по мелким вопросам и т.п. – все это следствие отсутствия SLA».

Оценивая свое подразделение с экономической точки зрения, Бутаев придерживается следующего мнения. Любое подразделение само по себе является центром затрат. Вместе с тем коммерческая организация – это не просто сумма отдельных бизнес-подразделений. Возникает синергетический эффект: каждое подразделение, сотрудничая с другими, превращается из центра затрат в центр прибыли.

Что касается оценки экономической эффективности ИТ-проектов, то Бутаев считает, что проводить данные расчеты можно и нужно, но у компании для этого нет необходимой технологии. «Оценка ROI в ИТ-проектах – неоднозначная задача. Где-то мы можем подсчитать эту величину (например, при переходе от бумажной технологии к безбумажной), а где-то это просто невозможно», таково мнение Бутаева.



Версия для печати
свяжитесь с нами: +7 (495) 785 72 28